Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Название: Проклятие Богини.
Автор: Хьюга Элиза
Бета: нету
Гамма: EclipseAnnular
Фандом: Final Fantasy VII
Пейринг, персонажи: Сефирот/Клауд, Анджил/Зак, Тифа, Ходжо и Винсент, упоминается Ценг.
Направленность: слэш.
Рейтинг: R
Дисклеймер: герои принадлежат Square Enix.
Жанр: романс, ангст, драма, экшн, фэнтези, фантастика, психология, флафф, ER, детектив(?)
Статус: в процессе.
Примечания: АУ, ООС.
Да, долго я в этот раз.)) Слава Богу, третья глава закончена. :)

Часть 1, со стороны Клауда. Звонок.

Утро для Клауда началось с телефонного звонка. Поначалу он хотел проигнорировать его, т. к. вставать ему было лень, но звонивший оказался очень настойчивым, и, вставать все же пришлось. Клауд сполз с кровати и направился в гостиную, цепляясь за все встречаемые дверные косяки.

- Страйф слушает.

- Клауд! Это, правда, ты? А я уже думала, что ошиблась номером, - звонкий женский голос мгновенно сбил остатки сна с него. – Ты не поверишь, но я сейчас в Токио…

Девушка продолжала что-то говорить, но Клауд ее не слышал. Он застыл, словно статуя, и не мог пошевелиться. Множество различных мыслей проносились в его голове со скоростью света, мгновенно исчезая и не оставляя после себя никакого следа.

Его поглотили воспоминания о том ужасном дне, когда он стал шинигами. Узкая и опасная горная дорога, которую еще никто не смог одолеть, красивая и веселая девушка впереди, упорно стремящаяся достичь своей цели, и… горный обвал, в котором они чудом уцелели. В тот момент, он и почувствовал пробудившуюся в себе Силу – именно это их и спасло. Он увидел свои черные крылья, но, не зная правды, сделал неверный вывод, решив, что он чудовище.

С того момента прошло немногим больше года, но Клауду казалось, что все это было очень давно, словно в прошлой жизни. Его мир успел сильно измениться, и страхи прошлого отступили назад. И, вот, один случайный звонок, мгновенно пробудил их снова.

- …Клауд? Почему ты молчишь? Ты меня слышишь? – голос девушки стал вдруг очень грустным.

- Да, Тифа, я прекрасно тебя слышу, - у Клауда от волнения пересохло в горле.

- Понятно. Значит, ты не рад меня слышать, - сделала свой вывод Тифа. – Прости, что побеспокоила.

- Я молчал не потому, что не рад тебя слышать, а потому, что твой звонок стал полной неожиданность для меня, - слегка покривил душой парень. – Так, значит, ты сейчас в Токио? И, надолго ты к нам?

- Я сама еще не знаю. Я тут думала… может, встретимся, как-нибудь? – с надеждой в голосе спросила она.

Клауд, уже открывший рот, чтобы ответить, закрыл его, так ничего и не сказав. В этот момент, в трубке послышалось:

- Что? Да, конечно. Простите, мастер, - голос Тифы на пару секунд отдалился от трубки, после чего снова приблизился. – Клауд, мне пора. Я еще позвоню, хорошо?

- Хорошо, - на автомате согласился Клауд.

Ставя трубку на место, он только с пятого раза смог попасть в гнездо, настолько сильно он был взволнован прощальными словами Тифы – «Пожалуйста, будь осторожен». Тогда он и обратил внимание на записку, лежащую на столе.

«Клауд, я уехал к отцу и Валентайну. Хочу кое-что у них выведать, это может быть полезным для нас. Вернусь вечером, Сефирот.

П. С. Ты так сладко спал, что я решил тебя не будить».

Вздохнув, Клауд положил записку обратно на стол. Посмотрев на время, и, решив, что уже нет смысла пытаться снова заснуть, он отправился на кухню, готовить завтрак.

***

Весь день он провел за тренировкой, стараясь вымотать себя по полной, лишь бы ненужные мысли не лезли в голову. Сейчас, он, как никогда, был рад, что жили они в современной многоэтажке, ведь выбраться на крышу здесь не представляло особого труда.

Сефирот, как и обещал, вернулся вечером. Не обнаружив Клауда в квартире, он поднялся на крышу, где и нашел того, уставшего и всего покрасневшего от холода, но не желающего уходить. Хотя, с возлюбленным Страйфу поспорить не удалось – его попросту закинули на плечо и унесли в квартиру.

Клауд не жаловался и не ворчал, наоборот, он был рад возвращению Сефирота и его молчаливой поддержке. И, даже той, отвратительной на вкус, лечебной настойке, которую его заставил выпить Сефирот.

Потом они разговорились – Клауд рассказал о звонке Тифы, а Сефирот о том, что узнал от Валентайна и Ходжо. Пусть Клауд и был уверен в том, что Сефирот рассказал ему не все, он не стал выяснять, что же от него утаили, посчитав, что это может быть очень личным, и, если было бы надо, то Сефирот рассказал бы об этом сразу. Тем более что и сам он утаил от возлюбленного, насколько сильным шоком для него стал звонок Тифы.

- Вот и настал этот день, - задумчиво произнес он, когда часы показали полночь.

- По-твоему, он чем-то отличается от остальных? – улыбнувшись, Сефирот обнял Страйфа.

- Я волнуюсь, - признался Клауд, утыкаясь носом в плечо генерала. – Все это уже из области фантастики – мы отправляемся в другой мир. С учетом того, что знаем о нем мы слишком мало…

- Самое главное – это то, что мы вместе, - Сефирот нежно посмотрел на парня. – Пока мы вместе, мы прорвемся.

Клауд кивнул в знак согласия. На мгновение его сердце защемило от предчувствия надвигающейся беды.

***

- Знакомое здание, - Клауд задрал голову, разглядывая его. – Токийская мэрия…

- Навевает воспоминания? – насмешливо выгнул бровь Сефирот.

- Это не смешно. Я все еще не помню всего, что тогда произошло, - Клауд был очень серьезен. – Идем, нас не должны увидеть.

Найдя небольшой закуток, из которого их не было видно со стороны улицы, Клауд обхватил руками грудь Сефирота, приготавливаясь выпустить крылья.

- А через вход нельзя? – Сефирот тоже приобнял Клауда.

- Нас бы не пустили на чердак, - усмехнулся Клауд, взлетая.

Приземлившись на крышу, Клауд отпустил Сефирота и убрал крылья. Анджил и Зак уже были здесь и о чем-то тихо беседовали.

- Снизу здание выглядит целым и невредимым, - оглядевшись по сторонам, Клауд нахмурился, тут и там видя трещины и дыры. – Эт… это я разрушил?

- Нет, мы вместе, - приветливо улыбнулся ему Зак. – Здесь стоит особый барьер, и, если приглядеться, то можно увидеть его очертания.

- Этот барьер стоит здесь уже две тысячи лет. Он сделан для защиты портала, - пояснил Анджил. – Когда построили это здание, его верхняя часть попала в это измерение. Таким образом, неважно, что случится с крышей, снаружи она будет выглядеть целой и невредимой. Но, ангелы и шинигами будут видеть то, что есть на самом деле.

- А Сефирот? – посмотрел на возлюбленного Клауд.

- Сефирот, как сын шинигами, тоже видит истину, - улыбнулся Анджил. Пройдя к середине крыши, он достал небольшой шарик зеленого цвета, внешне напоминающий стеклянный, и, вытянув руку вперед, громко произнес: - Откройся!

Медленно, из ничего стал появляться портал, постепенно увеличиваясь, и, вот, он уже размером с человеческий рост. Он оказался круглым и сиял всеми цветами радуги, преимущественно красно-оранжевыми. Анджил первый шагнул в него. Зак, перед тем как последовать за ним, обернулся, и, улыбнувшись, сделал приглашающий жест рукой, после чего тоже исчез. Клауд крепко сжал руку Сефирота, за что получил тихий смешок в ответ. Закрыв глаза, он сделал шаг…

Часть 2, со стороны Зака. Волнение.

Рассвет над мегаполисом был просто восхитителен. Несмотря на зимнее время года, было не так уж и холодно. Чистое небо с одного края было темно-розовым и постепенно менялось на желто-оранжевый. Медленно поднималось солнце, которое было столь же ярким, как и всегда, но практически не грело, окрашивая этими же оттенками все больше и больше высоток, а следом и остальные дома.

- Да не волнуйся ты так, - Зак, был весел и бодр, несмотря на практически бессонную ночь. – Они не опоздают.

- Меня беспокоит не их опоздание, а совершенно другое, - Анджил обеспокоенно смотрел в центр крыши. – Портал кто-то использовал, я чувствую отголоски чужой Силы. Кто-то незаконно проник в мир людей. И, это было уже после Айрис.

- Может быть, это Гаст? – немного настороженно спросил Зак. После слов Анджила он наконец-то понял, что именно не давало ему покоя с момента их прибытия – враждебный настрой незнакомца.

- Нет, Гаст был здесь осенью, - покачал головой Анджил. – Мне незнакома эта Сила, и это странно… ведь, обычно я чувствую наших.

Зак какое-то время смотрел на возлюбленного, словно ждал продолжения.

- Кроме того, что ты уже сказал, есть что-то другое, что тебя тревожит, - задумчиво произнес он. – И это что-то тревожит тебя намного сильнее.

- Иногда ты бываешь очень проницательным, - мужчина улыбнулся краешком губ. – Как ты помнишь, я покинул Гайю далеко не героем… и не удивлюсь, если Турки, во главе с Руфусом, встретят нас на той стороне.

- Ох… Только этого нам не хватало, - Зак закрыл лицо рукой, но почти сразу убрал ее. – Погоди-ка, разве они не должны быть на нашей стороне?

- Ни да, ни нет, - ответил Анджил, на что Зак непонимающе приподнял брови. – Задача Турков – защита короля, неважно от кого, пусть даже это и бывшие товарищи. Игра, которую затеял Генезис, опасна не только для Клауда и Сефирота, но и для всей Гайи. Соответственно к делу тут же подключаются Турки. Единственный из них, кому действительно под силу сразить Генезиса – это Ценг, но он никогда не сможет сделать этого по одной причине, озвучивать которую я не буду, но, которая очень веская. Поэтому у них остается только один вариант – оставить все на Клауда. Они будут использовать его до тех пор, пока он полезен. А как там будет дальше – оставят в покое или убьют – еще не известно.

- Боже мой… - прошептал Зак.

- Не стоит на этом сейчас зацикливаться. Сначала нужно попасть на Гайю, а там уже смотреть по обстоятельствам. У нас-то проблем с переходом не будет, а вот Сефирот… для него это будет трудный шаг…

- Возможно, - Зак перебил возлюбленного и сложил руки на груди, внимательно глядя на него. – Но, твои мысли заняты совсем не этим.

Анджил напряженно смотрел на него с минуту, после чего тяжело вздохнул.

- Когда я убегал от Турков, в меня попали магией. И это было не простое заклинание. Мои левые крылья так и не выросли. И, вряд ли уже вырастут…

Зак вспомнил, насколько ужасными выглядели раны Анджила в ту ночь.

- Это плохо. Как думаешь, что это могло быть?

- Я не знаю. Прежде я никогда не сталкивался с магией подобного типа, - пожал плечами тот. – Я могу лишь предположить, что это была Сила одного из Турков. Если это действительно правда, то мне еще повезло.

- Да-а, прямо сборник ужастиков какой-то.

- Зак, - Хьюли вдруг нахмурился. – Тебя ведь тоже что-то беспокоит, верно?

- Ты прав, - после небольшой паузы согласился Фэйр. - Я… я не знаю как себя вести. Я ведь наставник Клауда, а в Эдеме был всего один раз, поэтому совсем не его не знаю. Вот я и пытаюсь представить, что если Клауд меня о чем-то спросит, а я не смогу ответить? Я сразу же упаду в его глазах, - он опустил голову. – Да и с Турками нет ни малейшего желания связываться…

Анджил понимающе улыбнулся и обнял возлюбленного.

- Твои сомнения совсем не к месту. Клауд взрослый парень, он понимает, что ты не можешь знать всего на свете. Вспомни, сколько он сам знает о Гайе, шинигами и ангелах. К тому же, даже если бы не было этого путешествия, то однажды ты не смог бы рассказать ему что-то новое – ученики всегда превосходят своих учителей, нужно уметь понимать это, - он притянул к себе Фэйра для поцелуя. – Ну, а если что-то пойдет не так – то, помни, что я всегда буду рядом.

Зак счастливо улыбнулся.

Часть 3, со стороны Сефирота. Правда о прошлом.

После пасмурного и залитого дождями Токио было приятно оказаться на обширной территории поместья, усыпанной тонким слоем первого снега. Да и погода стояла хорошая – ясное небо без единого облачка, свет зимнего солнца и чистый морозный воздух, который Сефирот вдыхал полной грудью.

- Что-то ты зачастил к нам в последнее время, - Валентайн, как всегда, появился из ниоткуда.

Сефирот обернулся, уже готовый шутливо ответить на слова Винсента, и замер от неожиданности. Вместо привычного кожаного комбинезона с плащом и металлическими сапогами, на нем были черные туфли, черные, идеально выглаженные черные брюки и красная шелковая рубашка с длинными рукавами и галстуком. Пиджак он держал в правой руке, небрежно перебросив его через плечо.

- Нет настроения разговаривать? – он обогнул Сефирота и направился в сторону особняка.

- Просто впервые вижу тебя за пределами поместья, да еще и в человеческой одежде, - хмыкнул тот, направляясь следом за демоном.

- Надеюсь, больше не увидишь, - останавливаясь, очень серьезно ответил ему Валентайн. – Ты зря приехал. Ходжо заперся в лаборатории три дня назад.

- Опять поругались? – понимающе улыбнулся Сефирот. – А ведь вытаскивать его все равно будешь именно ты.

Винсент хотел что-то ответить, но не успел – задрожала земля, послышался короткий гул. Птицы, до этого мирно щебетавшие на деревьях, резко сорвались со своих насиженных мест и теперь хаотично летали, громко и недовольно крича. А всего через несколько секунд из нескольких труб на крыше повалил густой дым темно-зеленого цвета.

Сефирот уже было рванул в сторону дома, но Валентайн остановил его движением руки. Пока мужчина пытался понять, что это значит, демон уже оказался у дверей особняка. Едва он открыл дверь, его мгновенно окутал этот дым.

Вернулся он спустя минуту, показавшуюся Сефироту вечностью. Через плечо у него было перекинуто тело находящегося в обмороке Ходжо.

Отойдя на несколько метров от дома, Винсент посадил его под деревом и аккуратно стал похлопывать по щекам. Придя в себя, тот недовольно поморщился.

- Надо вызвать скорую, - сказал Сефирот, доставая из кармана мобильный.

- Нет, - прохрипел Ходжо.

- Все в порядке, его отбросило взрывной волной, поэтому он отключился сразу. И я успел вовремя – он еще не успел надышаться этой отравой, - улыбнулся Валентайн. – А вообще, с ним бывали инциденты и похуже.

- А ты? – с сомнением спросил Крессцент, все еще держа телефон в руке.

- Мне этот дым не может навредить, у меня врожденный иммунитет ко всем отравляющим веществам, - он поднялся с колен. – Посиди с ним, а я пойду внутрь, проветривать.

- Ты странный, задумчиво произнес Сефирот. – Как бы сильно вы ни ругались, ты все равно спасаешь его.

- Просто он мне нужен.

***

По всей видимости, Валентайн подобной работой занимался далеко не в первый раз, поскольку всего два часа спустя они сидели за маленьким столиком в столовой и
мирно пили чай.

Хотя, перед этим Ходжо с Валентайном снова успели повздорить – первый все рвался в свою лабораторию, желая проверить, что из приборов уцелело, а что нет. Винсент сначала пытался объяснить ему, что сейчас есть дела поважнее, но, заметив, что тот его не слушает, попросту отобрал ключи и запер лабораторию. Естественно, Ходжо это не понравилось, поэтому сейчас они сидели, демонстративно отвернувшись друг от друга.

- Я так понимаю, что в последнее время подобных инцидентов становится все больше и больше?

- Возможно, - после небольшой паузы неопределенно ответил Валентайн.

После этого игра в молчанку продолжилась, на что Сефирот закатил глаза и картинно вздохнул.

- Ты лучше расскажи, зачем приехал, - слегка укоризненно посмотрел на него Винсент, но уголки его губ чуть-чуть приподнялись. – А за него не волнуйся, он скоро успокоится.

- Я хочу знать правду. То, что произошло между Лукрецией и Дженовой и то, что случилось с Анджилом и Генезисом.

- С чего это ты о них заговорил? Раньше эта тема для тебя была закрыта, - Ходжо заинтересованно посмотрел на сына.

- Они живы. Я встретился с Анджилом, и узнал, кто он на самом деле, - тяжело вздохнул Сефирот. – Я должен увидеться и поговорить с Генезисом. Завтра мы отправляемся в Эдем.

- Людям закрыта дорога в Рай. Но ты не обычный человек… - задумчиво протянул Ходжо.

- Но ведь Лукреция отказалась от своей силы до моего рождения. Тогда объясните, как я…

- Ты никогда не задумывался о том, почему светлые заперли именно Дженову? Разве могли Турки допустить такую чудовищную ошибку? – перебил его Валентайн, ставя свою чашку на стол. – Все потому, что никакой ошибки не было.

- Когда Лукреция забеременела, мы решили поставить эксперимент – часть клеток Дженовы были вживлены в нее. Результатом данного эксперимента должна была стать возможность тебе использовать силу шинигами. Мы настолько верили в него, что даже дали ему название – Проект С.

Шокированный Сефирот выронил уже пустую, к счастью, чашку.

- Но, к моему величайшему сожалению, наш эксперимент провалился, - продолжил Ходжо. – Эти клетки разрушающе действовали на организм Лукреции. Ее здоровье все ухудшалось и ухудшалось, возникали боли в животе, галлюцинации, головная боль. Конечно, мы старались сделать все возможное, чтобы помочь ей, но могли лишь ослабить ее страдания.

- Никто не знает, как все сложилось бы, если все не перевернуло одно событие – в тот день, вернее ночь, родился ты, - Винсент встал из-за стола и подошел к окну.

- Мы весь день не видели Дженову, но нам было не до того – роды могли начаться в любой момент. Чтобы не навредить Лукреции еще больше, мы не стали вызывать скорую и отвозить ее в больницу, мы сами стали принимать роды. Все прошло спокойно, без эксцессов. Оставив вас отдыхать, мы собирались спуститься в лабораторию для подготовки сдачи некоторых анализов.

- Но, стоило нам отойти от ее комнаты на несколько метров, я почувствовал, что она в беде. Я тут же бросился обратно, и успел помешать Дженове – она пыталась убить Лукрецию.

- Помешать-то помешал, но остановить не успел.

- Того, что она выпрыгнет в окно, ни я, ни ты не ожидали. А они тем более…

- Вот тогда-то и показались они - Отдел административных расследований короля ангелов, более известные как Турки.

- В то время главой этой организации еще был Вельд. Он был умен, очень опытен и свое дело знал отлично. Их целью было поймать Дженову, поэтому мы с ним и объединились. Хотя, желаемого результата мы добились лишь через три дня… - Винсент вдруг прервался, а когда продолжил, в его голосе звучала тоска. – Только тогда мы и заметили, что вместе с Дженовой пропала и Лукреция.

- Но Туркам этой шинигами оказалось мало, поэтому они хотели забрать и тебя, однако я настаивал на том, чтобы тебя оставили, - Ходжо внимательно наблюдал за реакцией сына.

- После долгих уговоров, нам это удалось, но с одним условием: они не трогают тебя, а взамен я вступаю в их организацию. Таким образом, у меня две задачи: наблюдать за тобой и входом в их мир, который моя семья итак уже не один век контролирует.

- Следить за мной? Но зачем? – в голосе Сефирота слышались неподдельное изумление и непонимание.

- Я не знаю. Турки очень часто скрывают информацию.

Возникла пауза. Сефирот изо всех сил старался переварить полученную информацию.

- Винсент… кто ты на самом деле? – мужчина неожиданно осознал, что хоть и помнит Валентайна с рождения, но ничего о нем не знает.

- Демон, - вместо него ответил Ходжо. – Полудемон, если быть точнее.

- Большинство демонов – враги ангелов, но среди них есть и благородные, - добавил Винсент.

- Вот как… - такого Сефирот и предположить не мог. В голову тут же полезли мысли вроде «А знает ли об этом Клауд?». – И все-таки… что случилось с Лу… мамой?

Ходжо и Валентайн коротко переглянулись.

- С той ночи ее больше никто не видел. Скорее всего, Турки забрали и ее.

- Прости, - неожиданно для всех, очень тихо произнес Ходжо, отчего оба его собеседника вздрогнули.

- Со временем я стал бояться за твою безопасность все сильнее и сильнее, особенно после появления тех двоих. Вот я и вживил тебе оставшиеся клетки Дженовы, - пояснил свое извинение Ходжо.

- Турки - мастера вранья и маскировки. Жаль, что я не сразу понял, что я нужен им только как смотритель врат и гарантия защиты от других демонов, в то время как они сами прочно обосновались здесь и непрерывно наблюдали за тобой, - Винсент снова сел за стол. – Я долго думал, как бы тебе помочь, когда мне подвернулись эти двое. План созрел быстро. Он был очень прост – я попросил Генезиса симулировать свою смерть, при этом так, будто в этом виноваты эксперименты Айзека. Он долго отпирался, но я умею добиваться своего. Уж не знаю, что именно он там сделал, но мои ожидания оправдались: ты клюнул на наживку, возненавидел нас и сбежал.

- Так все это было из-за тебя! Проклятый демон! – от злости в голосе Ходжо появилась визгливость.

- Только не начинай опять, - Валентайн поморщился, словно ему под нос сунули протухшую рыбу. – У меня от твоих претензий уже голова болит.

- Как вы вообще познакомились? – устало потер пальцами виски Сефирот. От разногласий этих двоих можно было в любой момент тронуться умом.

Ходжо и Валентайн недоуменно посмотрели друг на друга. Похоже, эти двое ни разу не предавались воспоминаниями о прошлом.

- Я хотел купить большой дом, в котором мог бы оборудовать лабораторию, в тихом и удаленном от города месте. Тогда Лукреция и привезла меня сюда – этот дом принадлежал ее старому знакомому, с которым она познакомилась еще будучи человеком. Если не ошибаюсь, он был ее учителем?

- Да, отец был профессором в университете, в котором она училась. Они даже вместе работали над каким-то проектом, когда он неожиданно умер. Поэтому, когда она узнала, что, что его поместье продается, мгновенно сорвалась и приехала сюда. И, к своему величайшему изумлению встретила меня. Как потом выяснилось, она не знала, что у ее учителя есть сын.

- Проведя с нами пару дней, этот идиот решил не продавать поместье, но позволил нам здесь остаться.

- Айзек стал использовать лабораторию отца, Лукреция ему помогала… И, вскоре притащила сюда свою младшую сестру, потом слуг. Впервые за долгое время дом наполнился жизнью… - Винсент опустил взгляд.

- Твоя мать считала, что за Дженовой надо присматривать, во что бы то ни стало. Для меня это было только в радость – я получил возможность изучать шинигами, и впоследствии провести величайший эксперимент в своей жизни.

- Когда я узнал об этом, я был зол, как никогда.

- Я помню. Он тогда заявился ко мне со своими обвинениями. Он и до этого меня все время раздражал, крутясь возле Лукреции круглые сутки. А этот визит окончательно меня взбесил, и я застрелил его, - засмеялся Ходжо.

- Велико же его удивление было, когда я не умер, а просто потерял сознание и через несколько дней очнулся.

- На моем рабочем столе, - гадко ухмыльнулся Ходжо, растягивая каждое слово, отчего Винсента передернуло.

- После этого я готов был разорвать его на мелкие клочки, но Лукреция успела меня остановить. Тогда они и стали докапываться, кто же я такой на самом деле, - чуть улыбнувшись, покачал головой Винсент.

- Но он молчал. Умеет, гад, держать язык за зубами, - не смотря на грубое выражение, в голосе Ходжо проскользнула тень уважения. – Правду мы узнали только той самой ночью, причем не от него, а от Турков. Он же им враг, причем кровный.

- Да-а, как же у вас двоих все запутано. Странно, что вы до сих пор друг друга не поубивали, - тонко подметил Сефирот.

- Хм… - неопределенно отозвался демон. – Я как-то уже привык к его сумасшествию. Да и без меня он уже давно помер бы.

- Тебе-то откуда это знать? – с досадой поинтересовался Ходжо, раздраженно смотря на своего сожителя.

- Я все время вытаскиваю тебя из лаборатории.

***

- Стой, - раздался из темноты голос Валентайна. – Прежде, чем ты уйдешь, позволь дать тебе один совет.

- Хм? – нахмурился Сефирот.

- Будь осторожен. Я не доверяю Ценгу, и тебе советую того же.

Сефирот изумленно распахнул глаза и ожидающе посмотрел на демона.

- Ценг – нынешний глава Отдела административных расследований короля ангелов, то бишь, непосредственный командир Турков. Я знаю о вашей дружбе, но…по ту сторону врат – он твой враг.

- Он меня не предаст, - уверенно ответил Сефирот.

- До тех пор, пока у него нет приказа. Поверь, я знаю Ценга – он всегда старался подражать Вельду, что, признаю, у него получалось неплохо. Этот человек не из тех, кто поставит друзей выше своих обязанностей, поскольку твердо следует убеждению «Турк всегда остается турком». Поэтому, повторяю, там не будет «Ценга», там будет только жесткий начальник Турков, у которого есть определенные обязанности убеждения.

- Я все равно останусь при своем мнении, - после секундной паузы откликнулся Сефирот.

Валентайн мрачно смотрел в его зеленые глаза.

- Что ж, мое дело было предупредить тебя, - на этих словах демон развернулся и скрылся в темноте, оставив обескураженного Сефирота одного.
запись создана: 10.09.2013 в 20:22

@темы: игры, записки шинигами, Яой, Фанфик, Турки, Сефоклауды, СОЛДАТы, Проклятие Богини, Любовь, Анджил/Зак, FF VII