Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Название: Проклятие Богини.
Автор: Хьюга Элиза
Бета: я
Фандом: Final Fantasy VII
Пейринг, персонажи: Сефирот/Клауд, Анджил/Зак, Ценг, Циссней, Артур Шинра, Пистолет (Элизабет), Два Пистолета (Рэйф Дюрант), Генезис, Джиллиан Хьюли.
Направленность: слэш.
Рейтинг: R
Дисклеймер: герои принадлежат Square Enix.
Жанр: романс, ангст, драма, экшн, фэнтези, фантастика, психология, флафф, ER, детектив(?)
Статус: в процессе.
Примечания: АУ, ООС.

Часть 1, со стороны Клауда. Вечер у костра.

Клауд заворожено смотрел на пляску огня костре - после нескольких часов непрерывного полета через океан, нескольких часов ходьбы через леса и луга, все его тело ужасно болело, поэтому ему было больно даже шевелиться, а огонь от костра как будто по волшебству снимал часть боли.

- Ложись спать, - посоветовал ему Ценг, вернувшийся с внушительной охапкой хвороста. – Скоро полночь, а нам надо вставать на рассвете.

- Вам тоже надо отдохнуть, - Клауд был очень рад, что в темноте не видно, как сильно он покраснел – парень чувствовал себя ужасно неловко рядом с этим Турком.

- Кто-то должен стоять на стреме, - спокойно ответил ему Ценг, подкинув в костер добрую треть принесенного хвороста. – Здесь довольно высокая вероятность нападения монстров.

- Тогда будем дежурить по очереди.

- Нет, - улыбнулся Ценг. – Я привык к такому образу жизни, а ты нет, поэтому, ты должен хорошенько отдохнуть, ибо мы должны добраться до Нибельхейма уже завтра.

- Хорошо, - неуверенно кивнул Клауд. Помолчав немного, он несмело улыбнулся: - Не думал, что в Эдеме могут водиться монстры.

- Пожалуйста, не употребляй здесь это слово, - слегка нахмурился Ценг. – У нашего мира есть свое имя – Гайя.

- Понятно. А почему тогда люди говорят Эдем?

- Потому, что это сокращение от Эдемского сада, название которого взято из Библии. Люди стали называть Гайю Раем, стали верить, что она представляет собой Эдемский сад - сказочную цветочную поляну… но все это неправда. Эдемский сад всегда находился на Земле. Там живет отец Сефирота.

- Поместье Валентайна?! Это место - легендарный Эдемский сад?! – глаза Клауда стали большими и круглыми, как блюдца. – А хотя, если подумать… цветочная поляна… да, я видел его.

- Почти. Поляна за поместьем – лишь часть Эдемского сада – само поместье тоже его часть, и, вместе они составляют его половину. А вторая половина - на Гайе есть место, как две капли воды похожее на поместье Валентайна. Появилось оно значительно позже, однако, с тех пор много воды утекло… и оно увидело столько ужасов, что теперь совсем не похоже на то, что было прежде.

- А… Вот как, - Клауд опустил голову, и, собрав всю свою смелость, спросил: - Я еще хотел спросить… Вы знаете Генезиса?

- Да. По крайней мере, я думал, что знаю, - ответил Турк. По его голосу Клауд понял, что эти воспоминания очень болезненны для него, и почувствовал себя виноватым за то, что вообще поднял эту тему. – Когда-то он был героем, равным по силе Сефироту. Трое самых известных СОЛДАТ – Анджил, Сефирот и Генезис.

- Сефирот был солдатом? – Клауд, не обращая внимания на протест мышц, подвинулся поближе к Ценгу, чтобы не пропустить ни одного слова. – А кто такие солдаты?

- Существуют две организации со схожими обязанностями: Отдел административных расследований короля ангелов, также известные как Турки, и элитное боевое подразделение короля шинигами, белее известное как СОЛДАТ. Обе организации призваны защищать своих королей. Забавно получилось с Анджилом – его королем был Артур Шинра, а он защищал… - Ценг прервался, словно чуть не сболтнул что-то лишнее. – Не важно. Гораздо важнее то, что организация СОЛДАТ фактически развалилась, после Нибельхеймского инцидента. В живых остались лишь единицы. Хотя, ты и Сефирот условно – вы же переродились. А ведь он был лучшим, среди СОЛДАТ и даже удивительно, что смог умереть…

- Здорово, - Клауд восторженно улыбнулся. – Я могу гордиться им по праву.

- Да, возможно, - задумчиво согласился Ценг, не отрывая взгляда от костра. – Когда-то Генезис мечтал стать таким же сильным, как и Сефирот. Эта навязчивая идея не оставляла его в покое. И, даже став равным Сефироту по силе, ему чего-то не хватало, и он решил стать еще сильнее. Я не знаю, что конкретно произошло между ними, но он стал меняться. Поначалу это было не очень заметно – он просто стал чуть более задумчивым и резким. Потом более раздражительным… А после Нибельхеймского инцидента его стало вообще не узнать, особенно потому, что он скрылся ото всех.

- Ценг-сан, неужели вы… любите его? – для Клауда это открытие стало невероятно неожиданным. – До сих пор?
Прежде, чем Ценг успел ответить ему, где-то в лесу послышался тихий шорох. Не будь Клауд так напряжен, он не обратил бы на него никакого внимания, но сейчас он мгновенно оказался на ногах, вытащил меч, и принял боевую стойку, прислушиваясь ко всем звукам вокруг.

- Довольно беспечно с вашей стороны доверить тайны своего сердца этому шинигами, раздался веселый женский голос.
Следом за этим, из-за одного из деревьев вышла молодая девушка в таком же строгом костюме, что был на Ценге.

- Турк? – Клауд опустил меч, впрочем, не меняя своей позы.

- Похвально, немногие могут почувствовать мое приближение с такого расстояния, - холодно улыбнулась она Клауду, после чего перевела взгляд на Ценга. – Так и будете молчать, Командор, или скажете хоть что-то?

- Ты зря сюда пришла, ибо мне нечего сказать тебе Циссней, - и лицо, и голос Ценга были каменными. Хоть он и не смотрел на свою подчиненную, было итак понятно, что он внимательно следит за ее действиями. – Если ты пришла, чтобы вернуть меня, то знай – я остаюсь.

Несколько секунд никто из них не шевелился, а потом девушка подсела к костру, слева от своего босса, что позволило Страйфу рассмотреть ее повнимательней.

Она выглядела очень молодой, не старше самого Клауда - худая и невысокая, с плавными чертами лица. Мелкие, рыжевато-каштановые кудряшки были чуть ниже плеч, а короткая, рваная челка спадала на правую сторону. В светло-карих глазах отражался буйный танец огня. На руках у нее были черные перчатки без пальцев.

- Турки сделали свой выбор – мы остались верны вам. Какое-то время мы еще сможем подурачить Руфуса, но недолго, - начала свой рассказ она, не глядя в костер. – Рено и Руд остались в Мидгаре по приказу Шинры, как его личная охрана, а в действительности же, как наблюдатели. Пистолет и Два пистолета, были в Баноре, а я направилась к вам.

- Что значит были? – Ценг подозрительно посмотрел на собеседницу.

- Связь с Пистолет я потеряла час назад. С Дюрантом еще утром.

- Это еще не значит, что они…

- …умерли. Да, знаю, поэтому и не паникую раньше времени. Тем более, что Лиз никогда не лезет в бой, не будучи уверенной, что победит, а Рэйф и не из таких передряг выпутывался, - чуть приподняв уголки губ, девушка встала, вытащила из кармана ключи и вложила в ладонь командира. – Это ключи от вертолета. Он, замаскированный, стоит в километре на юг от Нибельхейма.

- Вертолет? – изумленно переспросил Клауд, посчитавший, что ослышался.

- Верно. А что тебя удивляет? Сами вы далеко улететь не сможете, убежать – тем более. Да, и, к тому же… на Гайе живут не только ангелы, но и люди. Вернее, бескрылые ангелы, отказавшиеся от своей силы, либо потерявшие ее в качестве наказания, - сказав это, девушка снова повернулась к своему боссу. – Я возвращаюсь в Мидгар. В вертолете есть рация, так что, вы сможете связаться со мной в любой момент и узнать новости. И… удачи вам. Обоим.

Клауд провожал ее удивленным взглядом до тех пор, пока она не растворилась в темноте. Обернувшись к Ценгу, он увидел, что тот сидит, закрыв глаза, судорожно сжимая несчастные ключи в кулаке, и что-то беззвучно шепчет.

Часть 2, со стороны Зака. Лучший друг или заклятый враг?

«Ну и какой из этих домов мне нужен?» - Зак тоскливо обвел глазами ближайшие дома.

Он стоял на небольшой площади с фонтаном в центре. Домики, стройным рядом возвышающиеся по краям площади, были похожи друг на друга, как две капли воды. Вздохнув, Зак толкнул входную дверь самого крайнего из них.

- Могу ли я чем-нибудь помочь? – женщина, сидящая за столом, подняла на него удивленный взгляд.

На ней была белая кофта с тонкими, серебряными вертикальными полосками и длинная, до пола, светло-коричневая юбка. На плечи был накинут старый, зеленый вязаный платок.

Черные волосы были того же цвета и оттенка, что и у Анджила, большие черные глаза смотрели устало, а белки покраснели, словно она несколько дней не спала или долго плакала.

- Извините, что побеспокоил, но… вы мать Анджила? – улыбнулся ей парень. - Зак Фэйр к вашим услугам.

- Зак Фэйр? Неужели… тот самый щенок Зак? – через секунду спросила она. – Вы жених моего сына.

- Не понял, - опешил от неожиданности тот.

- Хе-хе, - ласково улыбнулась женщина. - Мой сын все рассказал о тебе! Никакой концентрации, и неугомонный, как щенок. Хе-хе.

- Ох уж этот Анджил… - уронил голову себе на грудь Зак.

- Так странно… кто же вносит имена в список? Двое парней… нарушение всех законов. Давно такого не было… - задумчиво продолжила женщина.

- Погодите минуточку! – Зак поднял обе руки, чтобы визуально поддержать свои слова. – Вы хотите сказать, что подобные казусы уже случались?

- Да, только очень давно, - женщина снова повернулась к столу. – Надеюсь, вы не на стороне Генезиса?

- Нет, что вы!

- Недавно он вернулся с кучкой своих друзей и начал убивать жителей деревни. А ведь когда-то он был таким славным ребенком, - в ее голосе было столько горечи, что Заку даже стало не по себе. – Но, лишь до тех пор, пока им не овладело желание стать великим воином. Он ушел, чтобы вступить в СОЛДАТ. Тогда… он и изменился. А Анджил ушел вместе с ним, хоть и знал, что я была против этого…

- СОЛДАТ?

- Да. Организация, целью которой являлась защита короля шинигами.

- Стоп, - Зак непонимающе почесал свой затылок. – Анджил вступил в организацию шинигами? Разве такое вообще возможно?

Женщина ему не ответила, но, даже скажи она хоть слово, парень вряд ли бы ее услышал из-за взрыва, донесшегося со стороны фабрики. Фэйр тут же оказался на улице, настороженно глядя по сторонам.

Задняя сторона фабрики была объята пламенем, который, к счастью, постепенно затухал. В кармане Фэйра настойчиво завибрировал мобильный, неслабо напугав его этим.

- Слушаю, - он надеялся, что его голос не дрожит от волнения.

- Зак Фэйр, ваша задача аккуратно пробраться на фабрику через верхние этажи так, чтобы вас не засекли. До связи, - коротко и четко отдала она приказ, после чего отключилась, оставив Зака в полном недоумении.

***

- Ну, забрался я внутрь, и, что дальше? – непонятно кому задал вопрос Зак.

- «Таинственная бездна – Богини нашей Дар. Достичь его пытаясь, мы крылья обретем. Не дав лишь пламенного сердца порыв поставить под удар, мы по волнам мечты, сквозь юности рассвет плывем», - стал читать кто-то глубоким, красивым и хорошо поставленным голосом. – Вот мы и встретились. Какой же ты шумный, щенок Зак.

Фэйр резко обернулся. Прислонившись спиной к подоконнику, в расслабленной позе перед ним сидел очень красивый и надменный молодой мужчина, одного возраста с Анджилом. Рыжие волосы были аккуратно уложены, что показывало, что за ними тщательно ухаживают, а длинная челка спадала на щеку, почти полностью закрывая правый глаз. Голубые глаза мужчины были светлыми и чистыми, как ясное небо, но ледяными, как айсберг.

Из одежды на нем была тканая униформа со множеством кожаных ремней, в точности как у Анджила и Клауда, что очень удивило Зака, поверх которой был надет красный кожаный плащ с черными наплечниками. На ногах были высокие, тяжелые сапоги на толстой подошве из натуральной кожи.

В левой руке он держал потрепанный томик со стихами, в твердой обложке телесно-розового цвета, на которой красивым шрифтом было написано LOVELESS.

Пока Зак изумленно рассматривал лидера шинигами, к ним успела незаметно подойти Пистолет. Она тщательно осматривала комнату, при этом наблюдая за Рапсодосом краем глаза и держа руку на кобуре.

- Возле твоего дома я обнаружила могилу, которую закопали, потом раскопали, а затем закопали снова. В ней были зарыты старшие Рапсодосы. Однако, к своему величайшему огорчению, я нашла там еще и тело своего напарника.
Зак почувствовал, что у него кружится голова и комната начинает потихоньку танцевать.

- Угрожаешь мне? Возможно, твоя информация ошибочна и не достаточно надежна, - холодно ответил ей Генезис.

- Разве не очевидно? Мог хотя бы своих родителей в живых оставить, - едва шевеля пересохшими от волнения губами, сказал Зак. Ему казалось, что стоит открыть рот чуть шире, и желудок моментально выпрыгнет наружу.

- Они предавали меня с тех самых пор, как я вернулся домой. Псы Шинра, вы ни черта не знаете! – после этих слов Генезис резко атаковал Пистолет Фирой, отчего та отлетела на несколько метров назад и потеряла сознание.

Зак, не медля ни секунды, вытащил свой меч и направил его на довольного и надменно ухмыляющегося Генезиса. Парень уже готов был напасть на него, когда неожиданно появился Анджил, выхватил у него меч и сам направил его на Рапсодоса.

- Привет, напарник, - тот медленно поднялся и наигранно раскинул руки. - Хорошо. Значит, ты понял, чего хочет твое сердце. Как друг детства, я уважаю твой выбор. Однако, можешь ли ты жить в подобном мире?

- Анджил!..

Тот круто развернулся и воткнул меч в пол между ними, позволяя Генезису спокойно уйти.

- Анджил?.. – Зак растерянно смотрит на возлюбленного. Происходящее понемногу начинает казаться ему совершенно нереальным.

- Надо уходить отсюда, - вмешалась очнувшаяся Пистолет. – Я связалась со штабом. Любые следы этого нелицеприятного происшествия будут уничтожены - деревня будет подвергнута воздушной бомбардировке. Таков метод, избранный королем.

- Руфус не может так поступить! – в отчаянии крикнул Зак. Не хотелось верить, что кто-то может во так просто позволить уничтожить это прекрасное место.

- Зак, когда ты был в деревне, ты видел кого-нибудь? – наконец подал голос Анджил, старательно отводя взгляд в сторону.

- Твоя… - остальная часть фразы утонула в громком рычании ворвавшихся на фабрику собакоподобных монстров, но Анджил и так все прекрасно понял.

- Поспешите, я их задержу! – крикнула им Пистолет, ловко вытаскивая свое оружие и начиная метко отстреливать монстров.

***

- К… как же так?.. – Фэйр с ужасом смотрел на мертвое тело женщины, лицом вниз лежащее на полу.

- Моя мать не видела смысла жить дальше, вот и покончила с собой, - глухо отозвался на его слова Хьюли.

Зак резко развернулся, схватил возлюбленного за грудки и со всей силы приложил о
ближайшую стенку. Не давая ему опомниться, он продолжил вжимать его в стену и дальше, громко и гневно крича:

- Да как у тебя, черт возьми, язык повернулся такое сказать?! КАК?! Это… это значит и есть твоя хваленая ГОРДОСТЬ?! Она же твоя родная мать!!!

- Думаешь, мне легко об этом говорить? – спокойно ответил ему Анджил, крепко прижимая к себе вырывающегося парня. – Она тоже в свое время надела много ошибок. И, сейчас она сделала свой окончательный выбор, и, уверяю тебя, он был осознанным.

- Но…

- Парни, вы меня слышите? – из рации на поясе Хьюли послышался голос Пистолет. – Бомбардировщики уже на подходе, они будут здесь с минуты на минуту, так что, если вы все еще в городе, то немедленно сваливайте оттуда.

Часть 3, со стороны Сефирота. Чьи-то воспоминания.

- Что это?! – гневно воскликнул Сефирот, едва войдя в комнату Генезиса, и увидев, как тот ожесточенно трет свою руку, для убедительности ткнув пальцем в свежий след от укола. – Отвечай.

- Не кричи, пожалуйста, голова итак кругом идет, - тихо попросил тот, слегка поморщившись. – Профессор просто взял кровь на анализы. Мне, конечно, приятно, что ты за меня беспокоишься, но, сам знаешь, что ты не в силах остановить его или как-то помешать ему, поэтому, просто смирись с неизбежным.

- Смириться? Смириться?! – Крессцент даже сдал задыхаться от охватившего его гнева. – Это уже третий раз за неделю, а она ведь еще не закончилась! Генезис, прошел только месяц, а Ходжо уже определил тебя в подопытные образцы! Если не остановить его сейчас, то уже совсем скоро он перегнет палку, пойми это, наконец!

- А доказательства этому есть? – искоса взглянул мальчик на своего недавно приобретенного друга. – Без доказательств ты ничего не добьешься.

- Есть. Я, - после небольшой паузы признался Сефирот, и, видя удивление и недоумение в глазах Генезиса, пояснил: - он ставил эксперименты на мне и моей матери еще до моего рождения. И после тоже – я наткнулся на старые архивные записи. Там было что-то о проекте «S», мне и моей матери, но я немного понял из написанного – слишком много длинных научных терминов. Еще там было написано, что Ходжо посчитал этот проект провалившимся. В этом деле важно то, что эти документы – последние, где было упоминание о моей маме.

- Что с ней случилось? – Генезис с любопытством и сочувствием смотрел на Сефирота. – Я знаю, не принято об этом спрашивать, но…

- Я не знаю. Ни Ходжо, ни Винсент не хотят поднимать эту тему. Если последний при упоминании ее имени просто мрачнел и замыкался в себе на несколько часов, а то и дней, то Ходжо обязательно нагружал какой-нибудь премерзкой работой, которую нужно было во что бы то ни стало выполнить, иначе свалилась бы еще тонна намного хуже.

- Ужас с большой буквы, - Рапсодоса аж передернуло от отвращения, ибо он и сам уже успел пару раз отработать наказание у Ходжо.

- Это еще не все, - Крессцент отвел взгляд в сторону. – Последняя дата с упоминанием ее имени – это день моего рождения.

- Ох…

- Понимаешь теперь? Этот сумасшедший ученый ставил эксперименты даже на своей жене, так, какое ему дело до невесть откуда взявшегося мальчишки?! И, если бы не они, и не мое рождение, то она, возможно, была бы жива!

- Сефирот, остынь. У тебя нет этому доказательств, - успокаивающе улыбнулся Генезис. – Знаешь, я думаю, что остыть надо нам обоим. М-м-м… Точно! Как на счет прогулки? Покажи мне то место, где ты меня нашел.

Крессцент сначала хотел отказать другу, сказав, что тому необходимо поспать и набраться сил, но увидев умоляющий взгляд, не смог. Тяжело вздохнув, он встал с кровати и протянул руку, за которую Рапсодос незамедлительно ухватился.

***

- Кусты? Ты серьезно?

- Это проход к той поляне, дурачок, - хмыкнул мальчик, раздвигая их, и кивком приглашая другу следовать за собой. – Ты, что и это не пом…

Он прервался, так и не договорив – как оказалось, они здесь были не одни. Едва он успел заметить еще одного мальчика, примерно того же возраста, что и они, молящегося перед памятником, как тот резко обернулся.

От быстрого движения его абсолютно черные волосы, едва достающие до плеч, взметнулись и описали большой полукруг, упав и частично закрыв лицо. Темно-синие глаза, занимавшие почти пол лица, как у какого-нибудь персонажа аниме, смотрели больше изумленно, чем испуганно. К тому же он, как и Сефирот, был необычайно развит и высок – оба были выше утонченного Генезиса больше, чем на пол головы.

Что Сефирота поразило в нем больше всего, так это чувство де жа вю. Пусть он и не был знаком с тем, кто перед ним стоял, но почти был уверен, что знает его.

- Кто ты? – испуганно пискнул Рапсодос, высовываясь из-за спины Крессцента.

- Генезис? – по всей видимости, мальчик, не ожидавший кого-либо увидеть, только сейчас заметил, что Сефирот не один. В два шага пробежав поляну, он что было сил сжал того в объятиях. – Это же я, Анджил, Анджил Хьюли! Господи, как ты меня напугал…

- Анджил? – находясь в шаге от потери сознания, прошептал ему в плечо тот. – Мы разве знакомы?

- Да что ты такое говоришь? Мы же с тобой лучшие друзья детства! Не шути так, - он слегка отстранился, обеспокоенно глядя в его голубые глаза. И только по их растерянному и испуганному взгляду понял, что тот сказал правду. – Так ты… правда ничего не помнишь?

Рапсодос, на секунду задумался, пытаясь хоть что-то вспомнить, после чего утвердительно кивнул. Анджил же, снова крепко прижал его к себе, и уткнулся носом ему в макушку.

А Сефирот, так и не шелохнувшийся после первого взгляда на Хьюли, стоял, погруженный в свои мысли, и невидяще смотрел на памятник, в то же самое время каким-то мистическим образом видя и запоминая то, что происходило за его спиной.
«Какого черта?.. Что это вообще было?» - лихорадочно пытался вспомнить он. – «Где же я это видел? Почему я не могу вспомнить?..»

- А ты Сефирот, да? – ладонь Анджила, сжавшая его плечо, оторвала его от мыслей. – Спасибо, что присмотрел за ним.

- Откуда ты знаешь имя Сефирота? – испуганно спросил Рапсодос.

- Сефирот! – от ответа Хьюли спас неожиданно появившийся Винсент. – Твою мать, Сеф! Вы нас до смерти перепугали! А…

Валентайн, в порыве гнева не сразу обратил внимание на то, что мальчиков трое. Когда же они с Анджилом увидели друг друга, то первую минуту смотрели друг на друга так, словно сейчас убью друг друга.

- Так, я не знаю, что здесь происходит, но у вас всего две минуты, чтобы найти этому разумное объяснение. Ходжо уже рвет и мечет, и появление еще одного шкета в доме не светит ничего хорошего ни нам, ни ему, - Винсент первым справился со своими эмоциями. Закончив, он повернулся к Сефироту. – Слушай, и запоминай – я не могу всю жизнь выступать громоотводом, поскольку раздражаю Айзека намного сильнее вас. Пора бы уже начать взрослеть и отвечать за свои поступки. Не задерживайтесь.

На этих словах Винсент развернулся, чтобы уйти.

- Как его зовут? – вопрос Крессцента был явно не к месту, но ему было абсолютно плевать на это.

- Кого? – спросил Анджил, а Сефирот указал на Генезиса. – Генезис Рапсодос.

Глаза всех троих – включая Валентайна, решившего задержаться после вопроса Сефирота – стали медленно расширяться.

«Как же… так…» - последнее, что успело промелькнуть в голове Сефирота прежде, чем он провалился во тьму.

///////////////////

- Крессцент, где вас черти носят?! – едва юный СОЛДАТ переступил порог штаба, недовольно заорал так, что слышал весь этаж, полковник Смит. – Вас вызвали в штаб целых полчаса назад! Объяснитесь немедленно!

- Виноват, сэр! – встав по стойке смирно, четко отрапортовал он. – Сопровождал Его Высочество на прогулке, поэтому сообщение слегка запоздало. Но я немедленно отпросился у Его Высочества, и примчался сюда, сэр.

- Был с принцем, да? Хорошо, хорошо, - скривил губы Смит. – Тебе известна причина, по которой ты стоишь здесь?

- Никак нет!

- Ладно. Обернись, - он головой указал куда-то за спину СОЛДАТа. – Тебе нашли новых напарников. Парни прошли полную кадетскую подготовку, и оказались лучшими на своем курсе. Определены к тебе в отряд по рекомендации своего бывшего наставника.

Кивнув, Сефирот повернулся к новобранцам, с трудом подавив вздох. Он успел повидать уже не один десяток кадетов, рекомендованных ему в напарники – все они теперь были мертвы, и он не хотел этой же судьбы еще кому-либо, но устав обязывал всем СОЛДАТам работать если не в группе, то хотя бы в паре.

Ребята стояли по разным сторонам от входа, как и полагается при старших по званию – полностью выпрямившись, широко расставив ноги и скрестив руки за спиной, на уровне бедер. Но для Сефирота было важно не то, как они стоят или выглядят, для него было важно то, как они смотрят. Он приблизился к темноволосому, что стоял справа и внимательно посмотрел в его полуприкрытые глаза.

Тот стоял, не сдвинувшись от его приближения ни на миллиметр, и так же равнодушно продолжал смотреть в никуда. За несколько долгих для обоих СОЛДАТ секунд, его зрачок так же не сдвинулся с места, фокусируясь на глазах Сефирота, как это произошло бы у многих.

- Отлично, - едва слышно произнес ему Крессцент. В знак принятия похвалы новичок встал по стойке смирно – ноги вместе, руки по швам и легкий поклон, после чего снова встал в позу ожидания.

Удовлетворившись увиденным, Сефирот приблизился ко второму – рыжеволосому и голубоглазому. Еще не дойдя до него, он уже понял, что тот намного слабее своего товарища – об этом говорил не только более низкий рост, худое тело и женственное лицо, делающее его похожим на девчонку - об этом говорили его глаза: зрачки были сильно сужены и мелко подрагивали, опускаясь вверх-вниз, тем самым выдавая его страх.

Но, не смотря на это, он мужественно продолжал стоять неподвижно, при этом не пытаясь казаться сильнее или отважнее, чем есть на самом деле.

- Поработай над собой, - едва он это произнес, как паренек повторил движения своего товарища. – А теперь представьтесь.

- Анджил Хьюли, - равнодушно отчеканил темноволосый.

- Генезис Рапсодос, - в тон ему ответил второй.

- Красавцы, а? – хмыкнул полковник. – И какое впечатление о них? Есть что сказать?
- Так точно, сэр. Я уже знаком с личными делами этих двоих, и даже видел их в деле, во время тренировок и испытаний. Господин Хьюли, по всем показателям, идеальный боец, но его слабость в том, что он не может в полной мере использовать материю. Господин Рапсодос, наоборот, слаб физически, но его преимущества - одаренность в области магии и нестандартный подход бою, а так же упертость, - Сефирот на мгновение прикрыл глаза. Пусть он и не мог иначе, но даже ему было нелегко спорить со старшими по званию. – Эти двое – идеально дополняют друг друга, и я считаю нецелесообразным добавлять в их команду третьего.

- Григорий предупреждал, что именно так ты и ответишь, - засмеялся Смит, после чего подошел к Сефироту, и положил руку ему на плечо. – Послушай внимательно, сынок. Я знаю, что ты чувствуешь – почти все мы прошли через это. Это надо помнить, но не нужно карать себя из-за этого. Это судьба, понимаешь?

- Да, сэр.

- Если ты считаешь, что то, что ты лучший боец среди шинигами, да еще и одиночка, и это поможет тебе справиться самому и сберечь пару лишних жизней, поэтому тебе не нужны напарники – то ты сильно ошибаешься.

- Да, сэр.

- С этого дня новобранцы Хьюли и Рапсодос назначаются твоими напарниками на испытательный срок, продолжительностью в два месяца. Если за это время вы не сработаетесь, то им найдут наставника, и переведут в другой отряд. Свободны.

- Есть, сэр! – воскликнули все трое хором, отдали честь и покинули кабинет.

////////////////////

Сефирот резко распахнул глаза и рывком сел. Из-за приснившегося кошмара он тяжело дышал, пытаясь прийти в себя.

- Что? Генезис?

- Осторожно! – Генезис успел подхватить его прежде, чем он упал.

- Что ты здесь делаешь?

– Все еще не пришел в себя спросонья? - удивившись вопросу, Генезис решил превратить его в шутку. – Что-то случилось?

- Нет… Я не знаю… просто мне приснился такой странный жуткий сон, - растерянно признался мальчик.

«Что же там было? И вспомнить-то не могу»…

– Голова кружится. Долго я спал?

- Больше суток. Ужин только что закончился, но мы прихватили тебе немного еды, - Генезис указал на поднос, стоящий на прикроватной тумбочке.

- Сефирот… почему ты плачешь? – подал голос Анджил.

Крессцент изумленно прикоснулся пальцами к глазу – он действительно был мокрым от слез… Вот только он ничего не мог вспомнить. Однако его удивило то, что он до сих пор не замечал присутствия Хьюли в комнате.

- Мне надо отдохнуть, - едва взглянув в синие глаза Анджила, он почувствовал, как ледяной страх снова начал охватывать его сознание.

- Да, конечно, - Рапсодос тут же вскочил с кровати. – Прости…

////////////////////

- Следуйте за мной, - приказал он своим «товарищам», даже не взглянув на них.

Парни, коротко переглянувшись, молча последовали за ним. Сефирот знал, что слишком жесток с ними, но ему было плевать – этих двоих «предателей», как он окрестил их про себя, СОЛДАТ хотел получить себе в напарники меньше всего. С другой стороны, в этом было и преимущество – теперь ему будет легче следить за их действиями.

Но сейчас ему хотелось лишь избавиться от их присутствия, и он, как никогда прежде радовался, что здание штаба все-таки построили на территории ЗВГ, а не в центре Нибельхейма, как планировалось долгое время.

Дойдя до казарм новобранцев, он остановился и повернулся к новым напарникам.

- Слушайте внимательно, и запоминайте, я второй раз повторять не буду, - ледяным тоном начал он. – Это лучшее место для обзора на всем полигоне - отсюда видны все нужные постройки. Вон то розовое здание справа – это столовая, - он стал указывать рукой на месторасположение того или иного здания рукой. – Рядом с ним прачечная, за ней склад белья. За моей спиной, как вы понимаете, сами казармы. Последняя из них принадлежит старшему офицерскому составу, остальные рядовым и сержантам. Слева от нас находится тренировочный центр, и следом за ним аллея, ведущая прямиком к КПП. Все ясно?

- Так точно, - кивнул Хьюли.

- На сегодня - все, - удовлетворенно кивнул Крессцент. - Завтра утром, в девять часов, жду вас на этом самом месте. Опоздаете хоть на секунду – будете весь день бегать без отдыха.

- Есть! – они оба отдали ему честь, но он уже не видел, т. к. разворачивался, чтобы уйти.

- Сэр… - тихий голос Рапсодоса заставил его остановиться. – Я только хотел сказать… это большая честь служить под вашим командованием.

Крессцент тяжело вздохнул. Как же он надеялся избежать этих объяснений…

Круто развернувшись, отчего его длинные волосы взметнулись вверх, он изо всех сил сдавил горло Рапсодосу, смотрящему на него с ужасом, припечатав к ближайшей стенке.

- Парни, не будьте так наивны, - он скосил глаза, наблюдая за действиями Хьюли – что бы он о нем ни думал, а тот сделал правильный выбор, и не стал нападать в ответ. Сефирот повернулся обратно к Генезису. – Я могу снести вам головы в любой момент, но пока не буду – неохота руки марать раньше времени. Не волнуйтесь, я в курсе, кто вы такие, но мне плевать на ваши семьи и пусть меня хоть под трибунал отдают, но я не позволю бесчинствовать на моей территории.

- Зачем вы это делаете? – Хьюли говорил спокойно, но рука, положенная на рукоять меча, выдавала его напряжение.

- Зачем, по-вашему, я брал ваши личные дела? Я следил за вами – пусть вы и талантливы в боевых искусствах, я не потерплю светлых в рядах СОЛДАТ. Вам, двоим, я совершенно не доверяю, так что мне не нужны лишние провалы на миссиях из-за шпионов.
- Я… шин… нига… ми… - прохрипел Рапсодос, пытаясь ослабить хватку Сефирота, ибо кислорода не хватало очень сильно.

- Вот как, - тот отпустил новобранца, и, глядя на то, как он кашляет, стоя на коленях, невозмутимо разминал свою ладонь. – Но это ничего не меняет – достаточно твоего дружка. Так что, готовьтесь, я буду тщательно вас контролировать. И, если нас будет ждать хоть один провал на миссии, лично покромсаю вас на фарш.

Закончив, он развернулся и зашагал к офицерской казарме.


////////////////////

- Ты чего такой грустный? – раздался рядом голос Генезиса.

- Негоже так себя вести в свой тринадцатый день рождения, - следом за братом поднялся на крышу и Анджил. – Или случилось чего?

- Шесть лет прошло… - неопределенно отозвался Сефирот, откидываясь на твердую крышу и глядя на проплывающие по голубому небу облака. – Ровно шесть… так странно.

Хьюли и Рапсодос удивленно переглянулись. Генезис, конечно, не забыл тот день, когда впервые встретил своего друга, а Хьюли, посвященный в подробности, рассказал, что с ними случилось – родителей убили, а их самих похитили, но им удалось сбежать. Вот только Генезису не посчастливилось получить дубинкой по голове, вот Анджилу и пришлось тащить его на себе. Но когда он ушел в лес поискать что-то съедобное, и затем вернулся, его сводный брат уже пропал. Но он чувствовал, что тот жив, и продолжал поиски, пока не наткнулся на поляну.

По его совам, когда он увидел имя на памятнике, ему показалось, что у него остановилось сердце. Поэтому он и был так изумлен, увидев Генезиса с Сефиротом.

Сам Крессцент понимал, что что-то в этой истории не сходится, но никак не мог вспомнить, что именно. Да и не было особых причин на это – воспоминания накатывали на него волнами, как сегодня.

- Ностальгия, да? – хмыкнул Хьюли.

- Таинственная бездна – Богини нашей Дар.
Достичь его пытаясь, мы крылья обретем.
Не дав лишь пламенного сердца, порыв поставить под удар,
Мы по волнам мечты, сквозь юности рассвет плывем.

- О нет, только не начинай, - простонали Хьюли и Крессцент в один голос.

- Мы поплывем вперед
Пусть даже мир от нас весь отвернется.
Лишь горе ждет вас впереди
И рока длань вас неминуемо коснется, - как ни в чем не бывало, продолжил Генезис.

- Сваливаем, - шепнул Сефирот Анджилу.

- Ага, - кивнул тот, медленно пятясь к люку, ведущему в дом.

- Погодите, - Рапсодос смотрел куда-то вдаль. - Пусть даже нет надежды никакой, клянусь, что возвращусь к тебе, на место то, где ты стоишь сей час.

Надежд планеты умирающей толика, неба дальнего край, да воды могучей гладь – вот закрепляю чем сию я клятву.

Анджил и Сефирот удивленно смотрели на друга – этих стихов они до этого не слышали.

- Что это?

- Лавлесс, акт пятый, - отозвался тот. – Это… это придумал я сам.

Он смущенно повернулся к друзьям.

- Просто, я подумал… - запнувшись на секунду, он протянул друзьям раскрытую ладонь и широко улыбнулся. – Друзья навеки?

Крессцент и Хьюли с минуту обалдело смотрели на него – еще бы, ведь он так красиво и эффектно смотрелся на фоне рассвета: рыжие волосы до плеч гармонично сочетались с розовым небом на горизонте и зелеными деревьями внизу, а глаза были такие же прозрачные, что и небо над головой. Но тот, непривычно для себя, терпеливо ждал. А затем парни, не сговариваясь, одновременно ухмыльнулись и накрыли его ладонь своими, подтверждая.

////////////////////

- Вот свиньи, - самому себе сказал Сефирот, заходя в палатку.

- Ты чего ругаешься? – Анджил отложил свой меч, только что начищенный до ослепительного блеска в сторону. – Что, опять кадеты на учениях все мечи переломали?

- Да если бы, - Крессцент раздраженно опустился на стул, не забыв по дороге подойти к койке и пнуть уснувшего Генезиса. – Итак день рождения в полях застал, так теперь меня еще и на дежурство отправили.

- А меня-то, зачем будить? – зевнул Генезис. – Найди себе другую боксерскую грушу.

- Ты пошути мне тут, принцесса, - шутливо пригрозил ему Сефирот, но тот дернулся так, как будто его ударили.

Сефирот немало этому удивился – до сих пор он считал, что они уже давно переступили черту недоверия, возникшую при их вступлении в СОЛДАТ. И благодаря им самим, надо заметить.

- Ты чего? – кажется, Анджил тоже успел заметить странное поведение друга.

- Ну, извините, что его рука, сжимающая мое горло, до сих пор остается моим худшим кошмаром! – возмущенно ответил тот, отведя взгляд в сторону.

Крессцент и Хьюли засмеялись, чувствуя, что Рапсодос сильно преувеличил правду.
- Так, значит, отметить твое семнадцатилетие никак не получится? – спросил Хьюли, вытирая выступившие на глаза слезы. – Жаль…

- А когда ты заступаешь-то?

- Через час. Меня в ночную поставили.

- Как? – оба его друга заморгали от удивления. – Ты ведь уже вторую ночь не спишь.
- Вы у начальства лучше спросите, хотя я сильно сомневаюсь, что вам ответят, - пожал плечами Крессцент. – А на счет сна – бывало и так, что я не спал и намного дольше. Это входило в программу моего обучения.

- Кстати, мне всегда это было интересно – ходят слухи, что тебя тренировали не так, как других кадетов. Выходит, это правда?

- Да, Ген, правда, - кивнул Сефирот. – Это не так уж плохо на самом деле, ибо я сейчас просто развиваю свои навыки, закаляюсь в боях. Потом я стану жирной задницей, чьей обязанностью будет защита короля.

- Значит, наши пути потом разойдутся… - констатировал Анджил.

- Ммм, это не важно, - Генезис улыбнулся и протянул им свою раскрытую ладонь. – Друзья навеки?

- Так точно! – СОЛДАТы накрыли его ладонь своей и счастливо засмеялись.

////////////////////

- Винсент, твою мать! Или ты сейчас сам скажешь мне, где он, или я буду выбивать из тебя правду кулаками!

- Хотелось бы на это посмотреть, - хладнокровно ответил ему тот. – Успокойся, для начала.

- Успокоиться? Успокоиться?! Меня не было всего три дня, а по возвращению я узнаю от прислуги, что его уже второй день никто не видел? Тебе, что Анджила мало?

- Да не знаю я, где он, - Валентайн отвернулся. – В подвале его уже нет, это я проверял. А вот на поляне не был, только собирался. Но теперь туда пойдешь ты.

- Хоть на том спасибо, - пробормотал себе под нос Крессцент, стремглав кинувшись из дома.

Сейчас ему было абсолютно все равно как добраться до поляны, лишь бы скорее, поэтому он продирался прямо через кусты.

Рапсодос действительно оказался там, вот только то, что он лежал лицом вниз, в луже крови, ничего хорошего не предвещало.

- Генезис! – Сефирот осторожно его перевернул на спину, поддерживая своей рукой, и пытаясь нащупать пульс. – Очнись, прошу тебя…

- Слишком… поздно, - очень тихо произнес он, и его веки затрепетали. – Прости, я…

- Не надо извиняться, - Крессцент готов был расплакаться от страха за своего друга. – Сейчас, я отнесу тебя в дом, мы вызовем скорую, и…

- Пусть даже нет надежды никакой, клянусь, что возвращусь к тебе, на место то, где ты стоишь сей час.

Надежд планеты умирающей толика, неба дальнего край, да воды могучей гладь – вот закрепляю чем сию я клятву, - улыбнувшись в последний раз, он смотрел куда-то вверх, и видел лишь чистый свет. – Прости…

- Нет! Нет! – Сефирот лишь сильнее сжимал его в своих объятиях, не желая признавать тот факт, что Генезис уже не дышит. – Не смей, слышишь? Не смей бросать меня одного…

И он все-таки не выдержал и расплакался – впервые с момента их встречи. Ведь в тот день он решил, что такой плакса не может стать защитником и примером для Генезиса, поэтому и поклялся, что, что бы ни случилось, а он больше никогда не будет плакать.
Неожиданно тело его друга слегка засияло, а затем стало разлетаться на тысячи светло-зеленых светящихся точек.

- Нет, - прошептал он, хватая уже пустой воздух. – Не-е-е-ет!!!
Но было уже слишком поздно что-то изменить…

////////////////////

- Перестань, прошу тебя! Давай вернемся в город и все обсудим, - Анджил умоляюще смотрел на Генезиса, боясь, что тот окончательно спятил. – Ведь конфликт можно решить и мирным путем…

- К черту эту вашу пресловутую дипломатию, - надменно ухмыльнулся тот, шаг за шагом приближаясь к своим друзьям. – Вы так ни черта и не поняли! Но я докажу вам! Докажу, что я сильнее вас всех вместе взятых!

- Напав на нас? – холодно спросил у него Сефирот. – Ты понимаешь, что станешь предателем и дезертиром? А это прямая дорога к трибуналу.

- Плевать, - отозвался Рапсодос. – Ведь Богиня на моей стороне.

- Чего? – не понял Крессцент. – Что за идолопоклонство?

- Месть твоя мне душу разрывает.
Мечта моя умрет со мной, не суждено ей было совершиться, лишь только смерть ее обернется отрадою твоей.

- Генезис, перестань, - попросил его Анджил. - Настал твой час. Мечтаниям твоим, гордыне и коварству... конец пришел.
Богиней в твое сердце, роковая пущена стрела.

- О, ты запомнил. Но мы еще посмотрим, кто кого. Ничто препятствовать не будет возвращенью моему.
Пусть даже и день завтрашний ко мне не будет милосерден.

Закончив говорить, он выпустил крылья, и взмыл вверх, улетая.

- Что это было, объясни мне, наконец! – раздраженно спросил у бывшего напарника генерал.

- Лавлесс. Это поэма, в которой трое друзей сражаются друг с другом…

- Это я знаю, - остановил его Сефирот, подняв руку. - Что с ним?

- Если бы я знал…


////////////////////

- А ты весьма нетерпелив, друг мой, - Генезис удивленно наклонился к нему. – Я впечатлен, что тебе удалось преодолеть силу моего снотворного. Впрочем, тебе это не поможет.

Он наклонился, доставая откуда-то шприц, и явно собираясь вколоть его содержимое Крессценту, но тот не позволил, резко сжав его горло.

- Наверное, стоило задушить тебя еще тогда…

- Может быть, - Генезис с легкостью освободился от захвата. – Значит, твои воспоминания возвращаются… похвально, похвально. Но ты обречен умереть, прими это.

Он резко вонзил шприц в плечо Сефирота, но тот совершенно не почувствовал боли.

- Кададж! Почему он до сих пор не прикован?..

////////////////////

Он снова был в этой пещере, в которой росли такие красивые желтые кристаллы. Он снова сидел здесь, не зная, как теперь быть.

Но сегодня он был не один. Сегодня он впервые почувствовал ее присутствия рядом.

- Лукреция…

Ее имя эхом разнеслось по пещере.

- Очнись, - тихо произнесла она, выходя к нему в своем ослепительно белом наряде. – Очнись, сын мой…


////////////////////

Сейчас не время сожалеть о прошлом.

- …заставляя вас пребывать в неведении и верить в ложь! – властно и пафосно говорил кому-то Генезис. – Но разве это правильно? Скрывать правду о тех, кто заботится о нашем светлом будущем, и выставлять героем того, кто виноват в том, что мы теперь живем во тьме?

- Нет! – хором воскликнули несколько человек.

Не сдавайся, сын мой…

Сефирот оглядел зал – столько незнакомых лиц, с диким ужасом взирающих на него. Всех, кроме одного.

…ради вашего светлого будущего.

Эти синие глаза и соломенные волосы, торчащие во все стороны, ни с чем не перепутаешь. Клауд…

Ты должен бороться…

«Да, мама. Я буду бороться».
запись создана: 30.03.2014 в 22:03

@темы: игры, записки шинигами, Яой, Фанфик, Турки, Сефоклауды, СОЛДАТы, Проклятие Богини, Любовь, Анджил/Зак, FF VII