Записи одной извращенки

00:00 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Пока болею, решила написать этот кусок. Планировалась как небольшая история после интриги Леви с Найлом, но теперь будет последней главой той истории.

Название: «Это не любовь»
Автор: Хьюга Элиза (Лукреция Крессцент)
Бета: я
Фандом: Вторжение гигантов
Пейринг, персонажи: Эрвин/Леви, Найл/Леви (пока только упоминается)
Направленность: слэш
Рейтинг: PG-13 для этой части
Дисклеймер: герои не мои, а бред - мой)
Жанры Слэш (яой), драма, флафф, романтика, AU, ER
Предупреждения ООС
Примечания: сопли, что в прямом, что в переносном смысле -__-
Может встретиться очепятка или отсутствие запятой в нужном месте, ибо не шибко-то и бечено.

Сколько себя помню, я всегда ненавидел болеть и, думаю, я не один такой на свете. Не скажу, что в детстве был болезненным ребенком, скорее, наоборот – я болел редко, но этот период мне всегда давался тяжело, потому, что если я подхватывал даже банальную простуду, то она всегда протекала с осложнениями.

А поскольку матери не помню вообще, отец вечно пропадал на работе, то приходилось самому заботиться о себе и сестрах. И иногда случалось так, что накатывало то непередаваемое желание, чтобы о тебе позаботился кто-то другой; кто-то, кто пришел бы и успокоил тебя одним своим присутствием.

На моей памяти, до сегодняшнего дня, таких случаев было всего два: первый раз, когда я болел коклюшем в десять лет, и упал в обморок посреди магазина, от нехватки воздуха из-за кашля, а потом еще долго не мог понять, что происходит, и почему мне так плохо, и второй - когда мне было семнадцать, и я слег с сильным отравлением, как раз тогда, когда сестры уехали к своей подруге на озеро, а отец был в командировке.

И, сейчас снова – но только теперь все гораздо хуже, ведь есть человек, который еще недавно сделал бы все возможное, чтобы облегчить мои страдания, и который теперь, наверняка, презирает меня в глубине души, не смотря на все свои слова о прощении.

…В горле резко и сильно запершило, так, что я зашелся долгим и влажным, звонким кашлем, отчего в груди словно вспыхнул ледяной костер. Он раздирал меня изнутри, прожигал мои легкие насквозь, отчего мне хотелось расцарапать собственную грудь, разорвать кожу на куски, лишь бы прекратить эту адскую боль. И не важно, что это принесло бы мне не меньше боли и страданий.

Я нащупал на прикроватной тумбочке чистый носовой платок и сплюнул в него мокроту, после чего вернул на место, и снова, почти с головой, укрылся одеялом, ибо все тело итак ломило из-за озноба; кости как будто плавились под давлением высокой температуры, скрипели, как старые деревянные половицы и не давали спокойно заснуть.

Первые признаки недомогания я почувствовал, вернувшись домой, со съемочной площадки, но сначала просто списывал это на стресс и осознание всего содеянного, а потом на «шутку» Эрвина с разводом. Однако после того, как все бумажные дела были улажены, я понял, что меня начал бить легкий озноб, так что я наплел ему что-то и ушел спать в одну из гостевых комнат.

Но, ночью все стало только хуже – температура повышалась все сильнее и сильнее; меня стало бросать то в жар, отчего я скидывал одеяло и даже распахивал окно, то в холод, отчего я сворачивался клубочком, пытаясь хоть немного согреться; сильно кружилась и раскалывалась голова, и было невероятно больно глотать - все признаки фолликулярной ангины на лицо. А ведь я даже никого не мог позвать на помощь - так ослабел, что и проворочался в полубеспамятстве до самого утра, пока не пришла прислуга, чтобы разбудить.

Горничная, увидев меня в таком состоянии, первым делом кинулась за лекарствами и одеялами – женщина была уже не молодая, и явно многое на своем веку повидавшая. Однако, к несчастью, антибиотиков в доме не обнаружилось, так что пришлось заказывать рецепт у семейного врача и ждать посыльного из аптеки, временно обходясь обычными жаропонижающими.

На время мне помогло – курьер из аптеки прибыл вечером, когда озноб слегка спал, и я уже вполне мог самостоятельно принять лекарство и побыть в одиночестве. Нет, если бы не одно «но» то я с радостью бы попросил кого-то из прислуги хотя бы просто посидеть рядом. Однако мне было так плохо и так не хватало присутствия одного человека который при этом находился в этом же доме, что я боялся, что могу расплакаться.

Вторая ночь прошла немного спокойнее, хотя и не без инцидентов – у меня начался сильный кашель и насморк, так что пришлось к антибиотикам добавить еще и прочие лекарства, а так же горячий чай с ненавистным медом.

…Сейчас вечер третьего дня – фактически, с момента моей болезни прошло чуть больше двух суток. Снова вернулся озноб, так что я сейчас лежал в гостевой спальне, ибо вернуться в личную, или нашу, супружескую, не хватало смелости, в коконе из трех одеял и тихо плакал в подушку. Я не хотел реветь, ведь от этого казался себе еще большим нытиком и размазней чем прежде, и пытался даже остановиться – но слезы все равно продолжали течь из глаз, словно им было плевать на мои желания.

…Тихо скрипнула дверь, оповещая, что кто-то вошел, но я даже не повернулся, решив, что это снова пришла горничная, пожелать спокойной ночи и спросить, не нужно ли мне чего. А я лежал, уткнувшись носом в подушку, и пытался подавить рвущийся наружу судорожный всхлип, вместе с кашлем, лишь бы не выдать свою слабость.

Однако каково же было мое удивление, когда матрац рядом прогнулся, и ласковая рука Эрвина нежно и едва ощутимо погладила меня по голове, после чего он тихо пробормотал:

- Какой же ты у меня глупый…

Он скинул два верхних одеяла и, чуть отодвинув меня, удобно устроился на кровати, после чего боком усадил к себе на колени, крепко прижав к своей широкой и теплой груди.

- Эрвин… - прохрипел я, поскольку воспаленные миндалины и увеличившийся язычок не давали говорить нормально, чуть приподняв голову, чтобы уткнуться носом в его шею. Я не мог поверить, что это не сон, и что сейчас он действительно рядом со мной. – Почему, ты…

- Потому, что должен быть здесь, - он немного отстранился и виновато посмотрел мне в глаза. - Прости, что не пришел раньше – с того момента, как я узнал, что ты заболел, я хотел прийти, но миссис Брайан сказала, что если я не хочу заразиться, то мне лучше не приходить, после чего добавила, что у тебя плохое настроение, и что ты вряд ли будешь рад моему присутствию.

- Н-нет, - я попытался покачать головой, но у меня получилось лишь один раз мотнуть ею. – Я хотел…

- Тогда надо было сказать об этом, - он снова крепко прижал меня к себе, и положил свою голову на мою. - Я очень беспокоился за тебя - и без того столько стрессов, а тут еще и болезнь на нервной почве. Хотел сразу к тебе прийти, да все боялся, что своим присутствием сделаю только хуже, вот и явился лишь сейчас, когда ожидание стало просто невыносимым. И, я надеюсь, что ты простишь меня за это.

Мои глаза снова наполнились слезами – после всего, что было, это я должен просить, умолять его о прощении, а не он. Всхлипнув, снова будучи не в силах остановить поток слез, я попытался подтянуть колени к груди, но крепкие, любимые объятия не давали мне это сделать.

- Леви? Леви, почему ты плачешь? – обеспокоенно, почти испуганно спросил Эрвин. Явно не о том подумав, и решив, что я его в чем-то обвиняю, он снова начал гладить меня по голове. – Если злишься, то так и скажи, только не плачь. Пожалуйста, прошу, успокойся. Все будет хорошо, я рядом. Слышишь? – он попытался улыбнуться, и осторожно подул на волосы, отчего мне стало только еще хуже. – Только прости, что я не пришел сразу.

- Дурак, - всхлипывал и говорил я, превозмогая боль в горле. Высунув из под одеяла руки и тут же ощутив, как больно стало плечам от простого соприкосновения с холодным воздухом, я схватил его правую ладонь своими и, поднеся к губам, поцеловал обручальное кольцо. - Это я один должен умолять тебя о прощении, которого не заслуживаю. Я предал тебя, Эрвин. Предал, не смотря на то, что ты – мой единственный, - я помолчал, после чего взглянул в его глаза. – Хоть ты и сказал, что все хорошо, я не верю в это. Я думал, что ты все равно презираешь меня, и что не хочешь видеть. Я боялся, что ты не придешь…

- Тише, - он не дал мне продолжить, накрыв губы поцелуем. – Леви, все это теперь в прошлом. Забудь о нем, и думай о будущем. О нашем будущем, - он снова подул мне на волосы, отчего я снова громко и судорожно всхлипнул. – О том, что, не смотря на все соблазны, твое сердце все равно остается верным и любящим. О том, что ты осознал свою ошибку и уже сполна успел истязать себя чувством вины.

- Но я…

- Спи, - он снова не дал мне закончить, поцеловав, но на этот раз чуть дольше, и явно не боясь того, что тоже может заразиться. – Я буду рядом, и тебе обязательно полегчает, так что хватит себя накручивать.

Я хотел было что-то возразить в ответ, но веки стали слипаться, и вскоре я уснул спокойным, глубоким сном.

***

Проснулся я от того, что мне стало холодно – но на этот раз не из-за озноба, а потому, что во сне я случайно сбросил одеяло на пол. Втащив его обратно на кровать, я потянулся, расправляя затекшие, от не самой удобной позы для сна, мышцы, и выглянул в окно.

За что я люблю Калифорнию – так это за то, что здесь всегда тепло. Или, даже жарко – весной, как сейчас. Еще утро, но уже чувствуется, что солнце успело прогреть землю, так что я вполне мог бы выйти подышать свежим воздухом – присутствие Эрвина этой ночью действительно стало панацеей для меня. Я чувствовал себя просто прекрасно. Да, конечно, это было не волшебное средство, так что, насморк с кашлем все еще не давали забыть о себе, но, по крайней мере, озноб исчез, температура спала, да и глотать уже было почти не больно.

Вспомнив про Смита, я слегка погрустнел. Он ведь обещал вчера, что будет со мной рядом, но я помню, как сквозь сон почувствовал, как он поудобнее устраивает меня на кровати, целует в лоб, а потом встает и куда-то уходит.

Да, я понимаю, что у него могут быть какие-то очень важные дела, и что я должен благодарить его уже за то, что он вчера пришел ко мне, как раз тогда, когда он был нужен мне больше всего… но, все равно становилось как-то тоскливо.

- Что за грустное выражение лица? – неожиданно раздался жаркий шепот возле самого моего уха, и чье-то горячее дыхание опалило его, отчего я подскочил. Обернувшись, я увидел сидящего на краю кровати Эрвина, весело и обеспокоенно на меня смотрящего. – Все еще не можешь выкинуть из головы те глупости?

Стоило ему это сказать, как я просто побагровел от смущения. Сейчас тот «концерт», что я ему устроил, воспринимался несколько иначе, нежели ночью. Вчера это, хоть и было унизительно, но казалось нормальным выплеском эмоций, копившихся очень долгое время, в то время как сейчас я воспринимал это как свою слабость.

И, Эрвин тоже хорош - назвать мой роман на стороне; мои переживания из-за тех его слов - «я подаю на развод»; его эскападу с документами, глупостями - это было выше моего понимания.

- Я просто думал, куда ты ушел, - честно ударил в ответ я словами. – Хотя и знал, что придешь.

Тут я немного слукавил – скорее, я надеялся, что он вернется, нежели был в этом уверен.

- А, это, - он слегка замялся, что меня насторожило. – Просто позвонил на студию и попросил отложить съемки с моим участием на несколько дней. Было много ругани и негатива, но, зато – следующие три дня я полностью в твоем распоряжении.

- Знаешь, если у тебя начались съемки, то надо было поехать, - мне вдруг показалось, что он не просто так взял отгул; показалось, что я забыл нечто очень важное. И, его слова только подтвердили это:

- И оставить тебя одного, на растерзание собственных мыслей? – он засмеялся, но потом резко остановился. – Или ты забыл, что это за дни?

Да, забыл. Мысленно сопоставил факты – вторая половина мая, три дня и что-то общее между мной и Смитом.

Три солнечных дня…

По всей видимости, внезапное озарение отразилось на моем лице или в моих глазах, поскольку улыбка Эрвина стала очень грустной.

- Ничего, у тебя в последнее время были одни стрессы, так что неудивительно, что ты забыл.

- Я идиот, - констатировал факт я, вспоминая три дня счастья, солнца и красоты Мюнхена, и все еще будучи не в силах поверить, что мог забыть такие важные события из нашей странной жизни. – Так, получается, сегодня день нашего знакомства? Ровно три года назад…

- Один глупый мальчишка сунулся под колеса проезжающей мимо машины и один глупый актер не нашел ничего лучше, чем выскочить из машины и накричать на него, так, что, в итоге, обоим пришлось спасаться бегством от толпы фанатов, - подтвердил он, после чего нежно обнял меня и умопомрачительно поцеловал. - Я люблю тебя, - он чуть отстранился и посмотрел не просто мне в глаза а, казалось, прямо в душу. - Леви, можно мне?..

Я тихо засмеялся, услышав этот донельзя глупый вопрос, и сказал единственное, что говорило мне мое сердце:

- Да.

@темы: солждерские будни, мысли вслух, мое, Яой, Эрвин/Леви, Фанфик, Любовь, Вторжение гигантов

URL
Комментарии
2014-09-14 в 12:51 

Болейн
Съеби, я нуарю
вот, что значит заболеть, что тут болезнь описана так, что аж саму зазнобило.
Слушай, так это из ау про актеров, а когда это Леви изменил? такого там не помню)
и солнце с маленькой буквы, ты же не пишешь научный трактат о звездах:)

2014-09-14 в 13:21 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, Правда? Да, я старалась, даже кое-какую инфу искала, ибо собственных знаний-воспоминаний показалось мало.)) Хотя, все равно, кажется, что деталей можно было бы побольше прописать. И, именно поэтому села писать сейчас, пока все это чувствуется, ибо потом вышла бы пустышка.)

Ну так я ж еще не начала эту историю.)) Но она будет, когда с колледжем закончу.) И, Леви не просто изменил, а завел настоящий роман с Найлом. Хотя и страдал от этого.))
*Опять спойлерит*(

А, да, спасибо.)))

URL
2014-09-14 в 13:28 

Болейн
Съеби, я нуарю
деталей много)
это есть хорошо.
Вот бы ты ему еще ветрянку присобачила, было бы забавно :D

*чорд, я тоже начала про измену писать.

2014-09-14 в 13:44 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, Вот и отлично.)) Хотя, потом, все равно может еще что-то добавиться.)

Сейчас? А не слишком ли много страданий на его душу?)
А если честно... я не очень-то и знаю, как ветрянка протекает у взрослых, знаю только, что, вроде, там какие-то серьезные проблемы могут быть.

Оу... Такое чувство, что я к этому серьезно приложилась...
Надеюсь, хоть не из историй Аляски?

URL
2014-09-14 в 13:49 

Болейн
Съеби, я нуарю
да, из Аляски -_-
хотя планировала один флафф туда вливать

2014-09-14 в 14:01 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, Я так и знала. Заинтриговала уже, так что я с нетерпением буду ждать. ^___^
Ну, определенный градус драмы тоже должен быть.)

URL
2014-09-14 в 14:20 

Болейн
Съеби, я нуарю
не окинешь тогда взглядом очепятки и ошибки ?)

2014-09-14 в 14:24 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, С радостью.))

URL
2014-09-14 в 19:33 

Atlacoya
For the Horde!!!
Чего то вы, дамы, разошлись с изменами.читать дальше

2014-09-14 в 19:40 

Болейн
Съеби, я нуарю
Atlacoya
душа требует драмы ))

2014-09-14 в 19:44 

Atlacoya
For the Horde!!!
Ой ну и сопля Эрвин все простит, потому что любит... Хоть бы кто нибудь написал как Леви это самое прощение на коленях вымаливает, ибо заслужил. Я конечно не ругаюсь, это так, возмущение праведное, над легкостью прощения.

2014-09-14 в 19:58 

Болейн
Съеби, я нуарю
А было бы еще здорово если бы кто-то написал как они расстались бы насовсем. А нет, такое уже было

2014-09-14 в 20:18 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Atlacoya, Да я ж говорю, самой уже от этого тошно, так что твое «праведное возмущение» здесь как раз в самую тему.
Но... да, именно вымаливать. Хотя я не скажу, что в "актерах" Леви будет прямо-таки вымаливать прощение Смита, но будет просить его не прощать, ибо не заслуживает.))
Опять спойлер, ага.

URL
2014-09-14 в 20:19 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, А было бы еще здорово если бы кто-то написал как они расстались бы насовсем. А нет, такое уже было

Э? А где? Хотя это уже очень жестоко звучит...

URL
2014-09-14 в 20:49 

Болейн
Съеби, я нуарю
Лукреция Крессцент
ну дык, в спасибо за тепло

2014-09-14 в 20:54 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Болейн, Я так и знала, что сейчас прозвучит именно это название...
Хотя, для меня они и там вместе, и счастливы. Относительно...))

URL
2014-09-14 в 21:25 

Atlacoya
For the Horde!!!
А у кого то я ещё зарисовку видела, Эрвин изменил, что бы достать для легиона денег, и Леви его бросил. Правда хоть убей не помню у кого.

2014-09-14 в 21:41 

Лукреция Крессцент
Истинная красота любви - в умении жертвовать собой./ Дар Богини стал нашим Проклятием.../ Мне так жаль...
Atlacoya, Что-то мне сразу додзя вспомнилась, где Леви своим телом зарабатывал... -__-

URL
2014-09-14 в 21:43 

Atlacoya
For the Horde!!!
Вот только у них там закончилось ХЭ

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная